22:44 

Баланс

Femslash Secret Santa
Не забудьте оставить комментарий. Автору будет очень приятно.

Название: Баланс
Автор: Secret Santa
Форма работы: фанфик
Фандом: Warehouse 13
Пейринг/Персонажи: Майка Беринг/Хелена Уэллс (а также Клаудия, Арти и Пит)
Рейтинг: PG-13
Жанр: драма, приключения, character study
Размер: ~6300 слов
Саммари: Арти Нильсен, бывший агент специального подразделения Секретной Службы, получает предложение, от которого он не может отказаться. Остальное - история.
От автора: Адаптация Warehouse 13 под Leverage. Много вырванных из контекста размышлений. И-и-и одариваемый угадывает автора через три, два, один...
Примечание: написано на Femslash Secret Santa 2017 в подарок Капитанова Надежда


Не существует общих универсальных правил исследования сложных систем и управления ими. Эффективные правила могут быть выделены, но они будут с неизбежностью достаточно локальны и принципиально зависимы от контекста, от особенностей конкретной ситуации. В предельном случае несколько малозаметных уникальных нюансов ситуации могут привести к тому, что применение общего правила, всегда приводившего к успеху, вызовет эффект, прямо противоположный ожидаемому — вплоть до катастрофы. Внимание к деталям — важнейшая особенность решения комплексных задач.
— А. Н. Поддьяков, "Решение комплексных задач".

[конец эпиграфа]




Верхние уровни конструкции никогда не будут устойчивыми, если шатаются нижние. Так происходит с любым сооружением, будь то деревянная башня дженге, карточный домик или детская игрушка, в которой нужно складывать на подвешенную пластиковую звезду деревянные палочки так, чтобы они не упали. На концах звезды установлены магниты, и на некоторых палочках тоже есть магниты, и все вместе они создают шаткую систему, готовую рассыпаться от любого неосторожного движения. Как и при построении карточного домика, в этом деле важны терпение и осторожность, а еще — твердая рука и полная уверенность в собственных действиях.

Иные ситуации — точно карточный домик, дунь — и рассыпятся по ветру.



[раз; Пит]

Изначально Пит присоединяется к ним из-за денег. Кто же не любит деньги, верно?

* * *

Цифра на чеке выглядит крайне заманчиво. Она обещает решение большинства его насущных проблем, кусок пиццы из любимой пиццерии за углом и коллекционное издание комиксов. Два коллекционных издания. Три. Пит не уверен в том, сколько они стоят на сегодняшний день.

Мужчина напротив него затягивается сигаретой. Выдыхает. Дым вьется вверх, поднимаясь к потолку бара. Питу потребуется две секунды, чтобы его обезоружить, и еще одна-две, чтобы вырубить, и только потому, что он не спал со вчерашнего утра. Вокруг них шумят любят люди, в трех метрах от них за стойкой девушка заказывает мартини, компания громко смеется в углу. Пит залпом допивает свой лимонад, кивает мужчине, и выходит из бара, захватив папку с собой.

* * *

В городе дождь. Он запахивает плотнее куртку, перебегает дорогу на красный свет, в последний момент выскакивая из-под колес сигналящего автобуса. Тремя кварталами ниже по улице он сворачивает в парк, быстро пересекая его насквозь и выныривая с другой стороны. Подмигивает красивой жензине на светофоре, которая в ответ закатывает глаза и, не останавливаясь, проходит мимо. На углу улицы бросает монетку нищему, который радостно салютует ему в ответ:

— Живи долго, Пит!

Отец Пита всегда говорил ему, что жестокость — удел слабых. "Нападают те, кто боятся, Пит", — повторял он вечером после звонка из школы. "Мужчины знают, что такое честь, и что избиение до крови бессмысленно".

Пита воротит от вида крови.

О том, что понимал под честью его отец, спустя столько лет он задумывается очень редко.

* * *

Пит открыто готов признать, что с доверием окружающим у него все плохо, но стоит тебе ему понравиться, как он больше никогда тебя не отпустит. Нет, он не будет преследовать или выслеживать, и быть навязчивым, если ему не рады — не в его характере. Но если ты понравился Питу Латтимеру, то теперь у тебя плюс один друг в этом мире, хочешь ты этого или нет.

Эти люди Питу почему-то сразу понравились.

* * *

Но если ты обидел тех, кто нравится Питу Латтимеру, знай, что теперь у тебя появился заклятый враг.

* * *

Ему приходится притвориться агентом Секретной службы, чтобы вытащить команду из больницы. Клаудия успевает сотворить волшебство, имея в руках только один телефон, и вот их уже выпускают наружу под растерянными взглядами полицейских. Печет солнце, Беринг щурится, закидывая назад голову и вдыхая полной грудью. Пит терпеливо ждет: сходу он может перечислить как минимум десяток применений собственным пальцам. Они дороги ему не только как память, но и как инструмент выживания в мире, и он не готов расставаться с ними только потому, что нервно подпрыгивающая рядом с ним Клаудия не могла подождать еще три секунды и дать их супер-воровке, играющей роль супер-воровки, шанс насладиться свежим воздухом рядом с заправкой и задворками магазина.

* * *

— Подними челюсть, чувак, — бормочет Клаудия, но Пит — всего лишь человек, и когда он впервые видит такую женщину, как ЭйчДжи...

Которая совершенно в нем не заинтересована. Она вообще мало обращает на него внимания, к легкому разочарованию Пита, и он быстро оставляет попытки завести разговор. Вся команда готовится к следующему шагу плана на квартире у Арти, что тот пытался опротестовать и предотвратить вторжение на свою территорию, но был побежден в честном голосовании (3-1 в пользу команды восхитительных чуваков, 1 воздержался).

— Пит, пончики! — Доносится с кухни голос Клаудии. — И оставь ЭйчДжи в покое!

Пончики. Да.

— Да я даже не начинал, — кричит в ответ он.

— Я бы советовала вам и не пробовать, Питер, — голос ЭйчДжи похож на бархат, такой же мягкий и обволакивающе-удушающий, и это максимум метафоричности, на которую способен Пит.

— Я же не идиот.

Пит выхватывает половину пончика прямо из рук проходящей мимо Клаудии, радостно запихивает его в рот, уворачивается от локтя в бок и устремляется на кухню.

— Кстати, мне кажется, Беринг на балконе была, — комментирует он в пустоту.

Последняя фраза остается без ответа, но спустя минуту ЭйчДжи точно невзначай начинает продвигаться в сторону балкона. Пит и Клаудия переглядываются и закатывают глаза.

* * *

Клаудия уверена, что ЭйчДжи потребуется не больше месяца на то, чтобы соблазнить Беринг и затащить ее в постель. Максимум три. Пит относится к этому скептически, но держит мнение при себе; у него определенно есть свои недостатки, но отсутствие уважения к коллегам нельзя назвать одним из них. Впрочем, он все же спорит с Клаудией на десять литров Кока-Колы о том, кто из этих двоих сдастся и признается первой.

— Не подведи меня, дорогой друг, — драматично вздыхает он однажды вечером.

Майка (теперь она для него Майка, не Беринг, но еще не все об этом знают) вопросительно поднимает бровь, на что он машет рукой и уходит на кухню. Клаудия хихикает за монитором.

* * *

— Черт, черт, черт, черт тебя побери, — все, что слышит Пит — это нервный шепот Клаудии в его ухе. Он бежит по лестнице, перепрыгивая через ступеньки, пролетая через последние четыре в конце каждого пролета и едва вписываясь в повороты. В его ушах пульсирует кровь — тук-тук, тук-тук, тук-тук, — и ее звуки странным образом резонируют с бормотанием Клаудии. В любой другой ситуации он бы отпустил шутку, а может быть, две, она бы огрызнулась, но взяла себя в руки; но сейчас Пит может думать только о том, что он был на пятом этаже, когда внизу прозвучал звук выстрела, и на площадке между четвертым и пятым, когда вместо подтверждения Майки о том, что их главный подозреваемый был взят, вся команда услышала ее выдох, граничащий со стоном, и звук падающего тела.

Третий этаж. Второй этаж. Первый.

Он распахивает дверь ударом ноги и замирает на пороге подземного паркинга. Майка лежит на спине в нескольких метрах от выхода, зажимая руками рану на боку. ЭйчДжи стоит на коленях рядом с ней, ее руки хаотично бегают по телу Майки, на секунду останавливаясь на шее и щупая пульс, и Питу не нужно видеть — он знает, что в ответ на этот бессмысленный жест Майка одаривает ЭйчДжи неверящим взглядом. Майка поворачивает голову в сторону лестничной клетки, и где-то в подсознании Пита регистрируется, что он все еще стоит на месте, Майка на земле, лужа крови, МакФирсон уходит, Майка...

— Дальняя дверь... в том конце. Он сбежал. Поймай его, — шипит Майка сквозь зубы.

Пит кивает ей и срывается вперед с низкого старта. Ему даже не нужно спрашивать — он уверен, что к его возвращению Клаудия уже подготовит им алиби и фальшивые документы, паркинг будет полон полиции, а Майка — на полпути к больнице на скорой, ЭйчДжи всегда рядом с ней.



[два; Клаудия]

Клаудия ищет своего старшего брата уже почти десять лет, и все еще безуспешно. Глупые ФБРщики думают, что взлом системы был ради шутки, ха, пока их сисадмины пытались отследить сигнал и откатить пароли из бэкапа, ее алгоритмы скачали все, что смогли найти про Джошуа Донована. Найденное ничем ей не помогло, но она отказывается сдаваться — не сейчас, когда успех уже так близок.

* * *

Арти поначалу не воспринимает ее всерьез, это до боли очевидно. О, он доверяет ей достаточно в том, что касается выполнения работы — ей даже не требовалось нарочно выставлять напоказ свои навыки, его вера в ее способности была кристально очевидна изначально. Но ему требуется как минимум пара месяцев для того, чтобы начать думать о Клаудии как о равной, а не как о ребенке, и Клаудия никогда не отличалась терпением.

Ей куда комфортнее работать из штаб-квартиры, следя за тремя мониторами сразу. Пальцы летают по клавишам, никогда не пропуская ни одной и не нажимая лишнего; за компьютером она — в своей стихии, и на данный момент ее такое положение дел полностью устраивает.

Если еще в самом начале у Арти и были какие-то сомнения в ее компетенции, то все они пропали после трюка с факсом в больнице.

* * *

Программы, ищущие любые упоминания Джошуа Донована, работают в фоновом режиме 24/7.

* * *

— Я знаю, что ты пытаешься кого-то выследить, — вдруг заявляет Беринг ей в середине ночи, когда все члены их команды видят десятый сон. На дворе — середина зимы, а это означает ранние закаты, поздние рассветы и постоянный ветер, пронизывающий до костей. Клаудия упорно отказывается вылезать из рождественского свитера с оленями и красно-зеленых полосатых носков.

Она притворяется, что не услышала.

Беринг тихо ставит рядом с ее монитором кружку. От запаха горячего кофе у Клаудии голова идет кругом, и это никак не связано с тем, что в последний раз она спала полтора часа прошлой ночью на диване под пледом, которого не было там, когда она задремала.

— Если тебе нужны дополнительные руки, — добавляет Беринг, после чего уходит к себе.

Клаудия невидящим взглядом смотрит на строчки кода на мониторе.

* * *

Она потеряла семью, когда ей было двенадцать, и с тех пор воспитывалась в системе для детей-сирот. Семья — это не какие-то конкретные люди, это ощущение принадлежности к чему-то большему, чем ты сам, ощущение принятия, комфорта и поддержки. Она потеряла семью, когда ей было двенадцать, и с тех пор Клаудия создает семью вокруг себя самостоятельно. Иногда это получается хорошо, иногда — чуть хуже; иногда последствия катастрофичны, и ей приходится сбегать из приемной семьи, больше никогда к ним не возвращаясь. В ту ночь она решает, что они могут быть семьей, но они — не ее семья, и когда-нибудь свою семью она обязательно найдет.

* * *

По воскресеньям они с Питом спускаются на нижний уровень комплекса, в котором Арти арендует апартаменты, и идут в спортивный зал. Пока Пит тягает железо, она ходит по беговой дорожке, напевая под нос классику рока. Позже начинается часть, ради которой они туда приходят: Пит учит ее драться. Они спаррингуются в зале единоборств каждое воскресенье, и, может быть, это недостаточное количество практики для того, чтобы достичь высот, но теперь она чувствует себя гораздо увереннее. Оказывается, что уметь бить и уметь бить правильно — это две разные вещи.

Пит — ребенок-переросток, добрейшая душа из всей их компании — максимально сфокусирован, когда он стоит перед ней мате. Все его внимание сосредоточено на ней, на том, как она двигается и как научить двигаться ее двигаться лучше, быстрее, точнее, как научить ее не совершать ошибки. Клаудия — огромный поклонник оттачивания навыков до автоматизма.

Когда она на мате с Питом, она почти не вспоминает о Джоше.

Когда она на мате с Питом, иногда не думать о Джоше практически невозможно, потому что в Пите она видит дурного старшего брата и... Нет. В такие дни она бьет сильнее, двигается быстрее и яростнее, и в конце Пит снимает висящее в воздухе напряжение шутками и подначиваниями до тех пор, пока она не сдается и не начинает опять улыбаться.

* * *

В другой жизни Клаудия может легко вообразить ЭйчДжи в роли своего ментора. Эта женщина гениальна почти во всем, к чему прикасается ее рука. Клаудия представляет, как они склоняются над чертежами очередного невероятного изобретения, как спорят до хрипоты из-за настроек, параметров и прочих вещей. За окном начинается весна, Клаудия кружится в кресле на колесиках, вяло отталкиваясь ногой от пола, и созерцает потолок. Это было бы круто.

Абсолютно всем, кроме самой Беринг — и Арти, но Клаудия с Питом почти уверены, что он игнорирует происходящее специально — очевидно, что все свое внимание ЭйчДжи дарит ей. Чем дольше Беринг игнорирует ее попытки сближения, тем сильнее пытается ЭйчДжи — каждый раз Клаудия думает, что невозможно флиртовать еще более явно, но...

Клаудия опустошает банку Ред Булла и возвращается к работе.

* * *

Предчувствия, плохие и хорошие — это удел Пита, и все же, когда они берутся за это дело... Ее задача — обеспечивать команде техническую поддержку, доставать информацию, которую невозможно достать, и поддерживать всех на связи. И от нынешнего дела за километр несет паленым — картинка складывается слишком ровно и красиво, все детали встают на свои места так, будто всегда там были.

Будто бы кто-то ставит их туда за нее, лишь создавая впечатление, что она может что-то решать.

Она выслеживает их подозреваемого и делает Арти с ЭйчДжи пригласительные на званый ужин в музее. Предполагается, что ЭйчДжи будет отвлекать его внимание и попытается вскружить ему голову, давая Арти возможность ненавязчиво его допросить. В жизни Арти и ненавязчивость — вещи, несовместимые в одном предложении, но в поле он преображается, и потом, внимание подозреваемого все равно будет отвлечено ЭйчДжи, так что...

В то же время Майка проникнет в офис на седьмом этаже, а Пит будет мониторить происходящее на лестнице в районе пятого, между этажами, на которых находятся залы с экспонатами и где проходит прием, и служебными помещениями.

Как два пальца. Сто раз такое делали.

* * *

Клаудия видит и слышит их всех, а они слышат ее и друг друга. У нее тысяча глаз: она подключилась к камерам наблюдения в залах — и именно благодаря этому они с ЭйчДжи одновременно замечают, что с Арти что-то не так. Он пристально смотрит в спину какого-то мужчины, разговаривающего с их подозреваемым, и в его глазах читается смерть.

(иногда Клаудии кажется, что вокруг нее слишком много мужчин)

— Клаудия, пробей фамилию МакФирсон, — ее размышления о том, как не повезло мужчине в том зале, ведь он снискал на свою голову гнев Артимуса Прайма, прерывает голос ЭйчДжи.

— Уже, — пальцы начинают стремительный танец над клавиатурой раньше, чем губы произносят последний звук. — Кто это?

— Не знаю, — голос ЭйчДжи становится ниже, — Артур продолжает бормотать это имя, и он выглядит так, будто бы сейчас порвет этих людей в клочья.

Поиск, кросс-референс с Арти, исключить несовпадение по параметру пола — Клаудия смотрит на открывшийся на экране файл, на видео с камеры в зале, снова на файл и ругается.

В тот момент, когда Арти сбрасывает с себя руку ЭйчДжи и устремляется устраивать конфронтацию, Клаудия понимает, что все полетело к черту.



[три; Арти]

Арти буравит взглядом сидящего напротив него мужчину. Тот спокойно выдерживает пристальный взгляд Арти и молча подносит стакан виски ко рту. Арти прищуривается. Темные волосы, нарочито приветливый взгляд, сильная челюсть — даже если бы они встречались ранее, сомнительно, что Арти бы запомнил это непримечательное лицо. Несмотря на дружелюбность собеседника, каждая секунда в обществе этого человека заставляет датчик подозрительности внутри головы Арти зашкаливать (и нет, он отказывается признавать, что датчик скачет даже в хорошие дни, спасибо большое, что поделилась своим мнением, Лина), но работа выглядит любопытно, и он отчаянно нуждается в деньгах, и...

— Посмотрите досье, мистер Нильсен, — говорит ему мужчина, ненавязчиво пододвигая папки в сторону Арти. Арти щурится, но открывает первую.

— Она ребенок, — безапелляционно выдает он.

— В прошлом году она взломала внутренний сервер ФБР, — пожимает плечами собеседник.

— Что украла? — Арти не заинтригован, он задает вопрос исключительно из соображений приличия. С фотографии в файле на него смотрит молодая девушка, нет, девочка, с ярко-рыжими волосами и немым вызовом во взгляде.

— При первом включении компьютера запускалась программа, отключить или заблокировать которую было невозможно. Каждому пользователю нужно было выбрать один из двух вариантов ответа на один вопрос.

— Что это был за вопрос? — Если приглядеться, можно заметить, что девчонка на фото слегка ухмыляется.

— "Что лучше: Звездные войны или Звездный путь?". В зависимости от выбранного ответа изменялось оформление рабочего стола. Все пароли пользователя заменялись на ключевые цитаты.

Арти хмыкает и откладывает папку в сторону. Ребенок.

Из второй папки на него смотрит мужчина того же возраста, что и его собеседник; губы растянуты в широкой улыбке, брови приподняты, за спиной у мужчины кафельная стена, а сама фотография выглядит так, будто...

— Да, это селфи, — замечает собеседник на молчаливый вопрос Арти. Арти закрывает глаза; еще один ребенок, и неизвестно, кто из этих двоих окажется более неуправляемым.

Он берет в руки третью папку:

— ...Вы наняли Беринг.

— Да. — Собеседник проводит пальцем по краю стакана, заставляя стекло засвистеть, тихо-тихо. — Мой руководитель слышал о том, что она — лучшая в своем деле, но если наши данные устарели и вы знаете кого-то еще...

— Нет, нет, — Арти не планировал его перебивать, просто так получилось, — она действительно лучшая. Мои бывшие работодатели пытались поймать ее последние пять лет. Удивительно, что она согласилась.

— Ради денег люди готовые на многое, мистер Нильсен, вам ли не знать, — отмечает мужчина.

Арти вздыхает, протирает очки о рукав свитера, придирчиво смотрит сквозь стекла на солнце, сощурив глаза. Он принял решение еще в тот момент, когда была оглашена сумма сделки, но все внутри него протестует. Он честный человек, он не преступает закон.

— Допустим, я соглашусь, — начинает он, — но какова моя роль в этом деле? Почему я?

От ответа собеседника по спине у Арти пробегают мурашки, и будь он собакой, он бы потряс головой, будто отряхивая воду с шерсти и избавляясь от наваждения.

— Потому что вы честный человек, мистер Нильсен.

Много позже Арти будет регулярно бурчать о том, что ему следует всегда доверять своим инстинктам и не делать исключений, ничего хорошего из этого все равно не выходит. Пит будет сочувственно вздыхать и хлопать его по плечу, Майка — фыркать и закатывать глаза, а Клаудия — всплескивать руками и кричать:

— Но тогда ты бы никогда не встретился с великолепной мной, Артимус! Представь, какой скучной была бы твоя жизнь!

* * *

Он догадывается о том, что его команда в опасности (когда он начал думать об этих оборванцах как о своей команде?) за несколько секунд до того, как детонирует бомба и склад взлетает на воздух. Он так и знал. Первым наружу выскакивает Пит, который тащит за собой Клаудию; Арти остается внутри и держит рычаг, поднимающий дверь, чтобы убедиться, что все успеют эвакуироваться. Следом за Питом и Клаудией мимо него пролетает Беринг, в последний момент хватая его за руку и вытаскивая на улицу. Но он уже не так молод, как кажется, и пробежка по лестнице отняла слишком много сил, которые не компенсируются даже дозой адреналина, бурлящей в его крови. Он пихает Беринг вперед и выдергивает руку. Помещение за их спинами взрывается, и последнее, что он видит перед тем, как его поле зрения окутывает темнота — это паника в глазах Беринг.

* * *

Арти не любит людей, что не отменяет того, как хорошо он в них разбирается. После того первого дела, после того, как они восстановили справедливость, вернули украденное пострадавшей стороне и попутно утопили небольшую компанию вместе с ее владельцем, скользким типом с жестоким взглядом в инвалидном кресле, Арти решает для себя, что эта задача все же стоит его внимания. Быть может, из их совместной работы действительно выйдет что-то хорошее.

Позже вечером того же дня, когда он приходит домой, вместо пустой темной квартиры его встречают смех и громкие пререкания. Он подозрительно осматривает замок входной двери, но все выглядит, как обычно. Первое, что он видит в холле квартиры — связка ключей на крючке рядом с дверью, которого там еще не было утром; ключей там тоже не было, конечно же, он, как обычно, уходя, положил их в карман, и они там и... На ощупь карман пустой, и Арти недовольно поджимает губы. В гостиной кто-то заливисто смеется, работает телевизор, и он даже не в состоянии удивиться, застав там всю команду в полном составе. Пол завален коробками из-под пиццы, посреди которых восседает Пит, держа в каждой руке по куску и жестикулируя ими; Клаудия смеется, сидя на диване и сложив ноги по-турецки. Беринг свернулась в кресле в углу комнаты с книгой, демонстративно игнорируя все происходящее вокруг. ЭйчДжи сидит на подлокотнике ее кресла и безуспешно пытается завязать разговор, если судить по тому, как она нервно постукивает ногой по полу. Беринг игнорирует ее, смеющуюся Клаудию, Пита, она будто бы не присутствует в комнате вовсе.

Арти прочищает горло.

— Босс пришел! — Радостно восклицает Клаудия. — У нас все еще есть пицца, но тебе лучше прибавить скорости, пока бездонный желудок Пита не поглотил твою последнюю надежду на ужин.

— Этого парня надо кормить регулярно, — Пит довольно похлопывает себя по животу.

Проигнорировав их полностью, Арти направляется на кухню. Проходя мимо Беринг и ЭйчДжи, он одаривает вторую недовольным взглядом и бросает:

— Воспитанные люди обычно спрашивают разрешения, а не крадут ключи от чужой квартиры.

— Почему сразу я? — Летит ему в спину негодующий возглас. Арти решает, что этот риторический вопрос не заслуживает его ответа, и наливает себе стакан молока.

— Хэй, она не виновата, Арти. Это было идея Беринг, и вся затея все еще кажется мне сомнительной и аморальной, и очень-очень нехорошей, я сама бы никогда так не поступила.

— Что, не устроила бы вечеринку в квартире босса, стащив его ключи? — Недоверие в голосе Пита было бы очевидно и трехлетнему ребенку.

— Да, — слышит Арти ответ Клаудии сквозь стену. — Ни в коем случае.

Тяжело выдохнув, он прислоняется лбом к дверце холодильника.

* * *

Их нанимает директор музея, нервный мужчина лет за пятьдесят. У него слегка подрагивают руки, он постоянно протирает платком лоб и сглатывает, точно пытаясь взять себя в руки и проигрывая эту бесплодную битву.

— Мне кажется, мой музей хотят ограбить, — выпаливает он. — Даже не кажется. Уверен я в этом.

— Хм, — буркает Арти, — и почему?

Выложенные перед ним факты наглядно свидетельствуют о том, что подозрения директора не беспочвенны.

* * *

Дело, на первый взгляд казавшееся очевидным, приобретает неожиданный оборот в тот момент, когда Арти видит в зале своего бывшего коллегу и соперника, разговаривающего с подозреваемым. Уэллс пытается удержать его, но это бессмысленно — Арти отталкивает ее и идет к беседующим мужчинам. Ему нужны объяснения.

Вместо объяснений он получает дозу симпатии и легкой насмешки, но пока Джеймс оттачивает на нем свое остроумие, подозреваемый скрывается в дверях, и все в голове Арти начинает вставать на свои места. Все небольшие нестыковки и минимальные несовпадения, кажущаяся простота условий и однозначность исхода; тот факт, что вор крал произведения искусства, которые невозможно реализовать на черном рынке, не имя поддержки "сверху", если у тебя нет соответствующей репутации — и Клаудия проверила этого человека трижды, он полный новичок в этом деле.

Джеймс высмеивает подозрения Арти, но его взгляд бегает по залу, точно ища пути отступления. В первый же удобный момент он извиняется и покидает компанию Арти, но по дороге в туалет резко сворачивает к запасному выходу на лестницу. ЭйчДжи, отслеживавшая его перемещения по залу как ястреб, бросается за ним. Арти еще не успевает ничего приказать, как Клаудия уже командует Питу и Майке поймать этого человека как можно скорее.



[четыре; ЭйчДжи]

Артур находит ее поздно вечером в кабинете на кафедре. Он входит без стука, что для него совершенно типично; Хелена решает, что комментарий на этот счет не стоит ее времени и усилий, и молча ждет, пока он начнет разговор.

Артур бросает ей на стол папку и раздраженно опускается в кресло с другой стороны ее стола.

Тишина.

— Ты будешь смотреть или нет? — Наконец нетерпеливо выпаливает он. — У меня мало времени, в отличие от некоторых.

Хелена поднимает бровь, но берет папку в руки.

— Что тебе нужно?

— Твои таланты, которые ты по неизвестной мне причины тратишь неизвестно на что.

— Я думала, ты был рад тому, что я стала законопослушной гражданкой Соединенных Штатов Америки, — замечает Хелена.

— Ты получила гражданство.

Она игнорирует невысказанный вопрос, бегло просматривая документы.

— Что именно тебе нужно от меня, Артур?

Он недовольно буркает что-то под нос, а потом повторяет, чуть громче:

— Моя команда засветилась. Мне нужно новое лицо, с которым цель раньше не сталкивалась.

— Почему ты думаешь, что я соглашусь?

— Прекрати, Уэллс, — Арти вскакивает со стула и начинает быстро ходить по кабинету из угла в угол. Настолько быстро, насколько способен. — Мы оба с тобой знаем, что ты подыхаешь от скуки в этом месте.

— Мне нравится преподавать, — недовольно отвечает Хелена. — Студенты любят меня.

— Еще бы, — Арти закатывает глаза. — Я ни капли в этом не сомневаюсь.

Хелена обводит ногтем уголок фотографии.

— Ты хочешь услышать, что я застрял и мне нужна твоя помощь? — Арти всплескивает руками. — Этот человек пытался обманом убить четверых и присвоить себе разработки, которые мы для него украли.

Хелена изучает его сквозь припущенные ресницы. За годы, прошедшие с их последней встречи, Артур осунулся; все случившееся явно не пошло ему на пользу, и сейчас Хелена видит, как он мечется по ее кабинету, совершенно очевидно взволнованный из-за людей, которых он знает меньше недели. Такие люди, как Арти, зарабатывают себе на хлеб тем, что выслеживают таких людей, как те, с которыми он сейчас работает.

— Каковы условия?

— Мы вряд ли сможем заплатить тебе много, — Арти опускается на стул, — но какие-то деньги будут.

Хелена опускает глаза на бумаги. Перед ней — лицо мужчины средних лет с соломенного цвета волосами. Его взгляд опасен и неприветлив, и возможность поставить зарвавшихся людей на место всегда была в топ-5 любимых занятий Хелены.

* * *

Увидев людей, собранных Артуром, она тотчас понимает, что у этой затеи может быть только два результата: их ждет либо оглушительный успех, либо полный провал. Рыжеволосая девушка, по мнению Хелены, еще слишком юна, чтобы быть вовлеченной в подобные вещи. Она внимательно изучает широкоплечего мужчину с короткими волосами, когда в поле ее зрения попадает охапка темно-каштановых кудрей.

Женщина, на первый взгляд одного возраста с Хеленой, проходит мимо. Она худая и высокая, выше Хелены, и та никогда не считала себя маленького роста. Хелена провожает ее взглядом, а поворачивается к Клаудии и Питу с немым вопросом в глазах.

— Это Беринг, — охотно поясняет Пит.

— Странное имя, — задумчиво отмечает Хелена.

Пит пожимает плечами:

— Фамилия. Имя она не говорит.

— Хм, — ее богатый опыт побега от прошлого прекрасно дает ей представление о том, в каких ситуациях люди склонны жить под псевдонимом.

* * *

Хелена хорошо понимает, какой эффект ее красота имеет на окружающих. Мужчины и женщины, молодые и пожилые — все без исключения поддаются ее очарованию. Единственным, кого она не смогла соблазнить, был какой-то британский писатель, оказавшийся открытым геем; единственным до того момента, как она встретила Беринг.

Беринг закрыта и держится от всех на расстоянии несмотря на то, что теперь они все живут в апартаментах Арти, и концепт личного пространства стал практически мифом. Она охотно разговаривает с окружающими — Хелена неоднократно видела ее болтающей с Клаудией ни о чем, или делающей одолжение Питу, слушая его разглагольствования на тему спорта — но она никогда не говорит о себе. Все ее разговоры концентрируются на происходящем вокруг нее, вокруг них, и никогда — на том, кто же она, женщина с неизвестным именем и по фамилии Беринг, есть на самом деле.

Хелена всегда любила загадки.

* * *

Перед тем, как подбросить наличные в ящик стола в кабинете, Хелена заказывает себе брючный костюм с жилетом, и покупает туфли на достаточно высоком каблуке, чтобы быть одного роста с Беринг, что, конечно же, ничто иное как совпадение.

(может быть, она видела, как ранее этим днем Беринг проводила глазами женщину в костюме; а может быть, и не видела).

* * *

Она чувствует, что падает все ниже и ниже. В какой-то момент простая заинтересованность сменилась увлечением, следом за которым пришла симпатия. Беринг абсолютно уникальна в том, что и как она делает: она способна проникнуть в помещение с любым количеством охраны и вынести оттуда все, что угодно, и никто не заметит пропажи до тех пор, пока не станет слишком поздно. После каждого успешного извлечения глаза Беринг загораются, губы расплываются в широкой улыбке — и Хелена хочет.

Беринг еще и очень начитанна; чем дольше они работают вместе, тем чаще Хелена обнаруживает себя в середине жаркой дискуссии на тему проблем дискриминации и классового неравенства, поднятых автором в книге. Чем дольше они работают вместе, тем сильнее Хелена восхищается Беринг, восхищается ее преданностью делу, ее самоотдаче, ее интеллекту.

Беринг — это то, что удерживает их всех вместе. Арти может подбирать миссии и составлять планы, но Хелене, как отчасти стороннему наблюдателю, ясно, что именно присутствие Беринг служит буфером между Питом, любящим впадать в детство, и Арти, не терпящим детей в радиусе нескольких километров от себя. Беринг уравновешивает их всех, и, возможно, именно она и есть ключ к их успеху.

* * *

Если спросить у Хелены, когда она поняла, что влюбилась в Беринг, она улыбнется и промолчит, вспомнив о воскресном утре в середине зимы, солнечных лучах, танцующих в ее волосах, и ее смущенную улыбку, направленную, наконец-то, только на Хелену и больше ни на кого.

* * *

В последнее время Хелене все чаще начинает казаться, что сопротивление Майки ее флирту наиграно. Постепенно, кирпич за кирпичом, она начинает разбираться стоящую между ними стену; Майка все чаще закатывает глаза и немного краснеет, когда Хелена говорит что-то особенно провокационное.

Перед приемом в музее она пополняет свой гардероб маленьким черным платьем, достаточно длинным, чтобы соответствовать случаю, и достаточно коротким, чтобы в нем было удобно быстро перемещаться. Взгляд, который дарит ей Майка перед уходом, полон желания вперемежку с мольбой о пощаде. На мгновение Хелене кажется, что она замечает следы отчаяния.

В коротких платьях всегда удобнее работать, чем в длинных. В них удобнее бежать вниз по лестнице, преследуя МакФирсона, они не сковывают движений, а подол не путается под ногами.

Она стоит голыми коленями на холодном полу гаража, у нее трясутся руки, и Майка хватает ее руку своей окровавленной ладонью и шепчет:

— Я выживу. Не плачь.

К приезду медиков она теряет сознание, и им требуется достаточно много времени, чтобы уговорить Хелену убрать руку с того места на шее Майки, где все еще, пусть прерывисто, но бьется пульс, и позволить им заняться пострадавшей.



[пять; Майка]

В восемнадцать лет Майка сбегает из дома.

Она пакует вещи и растворяется в ночи, не в состоянии больше выдерживать постоянное давление со стороны отца. Он все равно никогда не будет ей доволен, так зачем же пытаться? Лучше быть тем, кем хочется, и жить так, как хочется.

Майка получила стипендию в колледже, которая только частично покрывает расходы. Денег постоянно недостаточно, она перебивается мелкими заработками, и в итоге сумма, которую она должна банку, только растет.

Первая кража происходит случайно, и это даже больше можно назвать везением, чем обычной кражей. Майка подрабатывает курьером в FedEx, и сегодня конечный пункт ее пути — сетевой ювелирный магазин. Работник магазина забыл убрать серьги с прилавка после того, как клиент закончил примерку, и Майка еще только думает об этом, а одна ее рука уже протягивает конверт с бумагами работнику, прикрывая вторую, в которой в кулак были зажаты сережки. Ее трясет как осиновый листок на ветру, и сотрудник сочувственно кивает в сторону окна:

— Мерзкая погода, да?

— Угу, — бурчит Майка, запрещая себе оглядываться по сторонам. Она пытается улыбнуться, но губы только растягиваются в нервной гримасе. — Простите, мне нужно... Мне нужно идти.

Майка продает серьги в ломбарде спустя неделю, когда ее пригрозились выселить, если она немедленно не оплатит аренду. Они стоили сильно больше, чем она ожидала.

Лежа ночью в кровати, она признается самой себе, что попытки убедить себя больше ничего не красть — бессмысленны. Тот день — первый в череде долгих однотипных жней, в который она почувствовала хоть что-то, кроме отчаяния.

* * *

Следующие ее кражи менее спонтанны. Она запрещает себе даже думать о подобном до тех пор, пока ситуация снова не вынуждает ее срочно искать деньги — и тогда, вместо очередной подработки, Майка продумывает план и реализовывает его. В кармане — деньги, в холодильнике — еда, в душе — смута и шатание, но она чувствует себя живой; она ощущает бурление крови под кожей, ее щеки пылают, и она почти не в состоянии сдерживать широкую дурацкую улыбку.

* * *

Ее ни разу не ловили. Она проводила ночь в камере раза два или три, но только из-за административных нарушений — алкоголь в общественном месте, мелкое хулиганство. После третьей ночи на жесткой скамье она дала себе обещание не попадаться по мелочам.

Майка Беринг всегда сдерживает свои обещания.

* * *

Она меняет профиль обучения, отказываясь от изучения права в пользу классической литературы. Выискивающие вопросы куратора встречены легким пожатием плечами и:

— Вы знаете, у меня просто сменились интересы.

И в ее новые интересы больше не входит учеба вместе с будущими адвокатами и прокурорами. К тому же, литература всегда интриговала ее сильнее, чем юриспруденция.

* * *

Когда ее нанимают как лучшую представительницу своей профессии для дальнейшей командной работы, первое ее желание — это отказаться. С другой стороны, их руководитель выглядит как честный человек (Майка фыркает), который, возможно, сумеет удержать их всех под контролем. К тому же, дело обещает быть сложным.

Работа оказывается сложнее и веселее, и в конце их встречи в парке руки Майки делают то, чего она не позволяла им уже более десяти лет: одна из них импульсивно залезает в карман Арти и вытаскивает оттуда его ключи. Дальнейшее развитие событий — вопрос заказа еды и смс Клаудии и Питу, пока ее рациональная часть не успела остановить импульсивную.

Конечно, ЭйчДжи тоже приходит. Она появляется на пороге немногим позже Клаудии и Пита, ее лицо сияет в широкой улыбке:

— Дорогая! Как чудесно, что ты пригласила нас всех собраться и отметить удачно завершённое дело.

— В квартире Арти, — как бы между прочим вставляет Клаудия.

— Детали, — отмахивается ЭйчДжи. — Какие у нас планы на вечер?

Майка случайно встречается с ней взглядом и тут же отводит глаза, ища стакан. У нее вдруг пересохло в горле.

* * *

ЭйчДжи беспощадно, бесстыдно красива. В ее обществе Майка теряется, превращаясь в смущенную идиотку, поэтому самый простой способ — это игнорировать женщину до тех пор, пока эффект новизны не сойдет на нет.

Проблема, однако, заключается в том, что ЭйчДжи не привыкла к тому, чтобы ее игнорировали. Чем меньше внимания Майка обращает на нее, тем активнее становится ЭйчДжи. Порой терпеть становится невыносимо, и Майка слегка улыбается, или кивает, или просто долго удерживает ее взгляд. От того, как в такие моменты озаряется лицо ЭйчДжи, ей становится неловко.

* * *

Контроль — основной принцип, регулирующий жизнь Майки. Контроль и реалистичные планы — то, благодаря чему она все еще на свободе.

ЭйчДжи заставляет Майку хотеть потерять контроль, и это приводит ее в ужас.

Потеря контроля означает потерю баланса, которого она так долго искала. Ей сложно представить, во что может вылиться ее импульсивность, и смогут ли они справиться с последствиями.

* * *

Использование фамилии вместо имени дает ей возможность держать дистанцию и не сближаться с людьми. Ей всегда было хорошо одной, она научилась зализывать раны в одиночестве и не рассчитывать ни на кого, кроме себя. Но Пит с его шутками и добрым сердцем, Клаудия с ее потерянным взглядом, который она так искусно прячет, Арти с окутывающим его одиночеством, ЭйчДжи с ее идеальным фасадом, сквозь трещины в котором просвечивает горе — все они заставляют ее хотеть попытаться, и Майка пытается.

* * *

Они с Питом спускаются в шахте лифта в тишине, когда она вдруг говорит:

— Майка.

— Что?

— Майка. Мое имя. Ты спрашивал когда-то давно.

— Майка, — Пит пробует имя на языке, — Майка. Ладно. Я — Пит, если ты вдруг забыла.

Он не заостряет на произошедшем особого внимания, но с тех пор всегда зовет ее только Майкой.

* * *

Клаудия слышит, как Пит обращается к ней за завтраком несколько недель спустя после истории с лифтом, и все еще тело превращается в один большой вопросительный знак. Майка улыбается и кивает:

— Да, это мое имя. Меня зовут Майка, и теперь, пожалуйста, зовите меня именно так.

— Доброе утро, дорогая, — раздается бормотание на пороге кухни, после чего за спиной Майки возникает заспанная ЭйчДжи. Она кладет руку на плечо Майки и сжимает ладонь; щеки Майки слегка розовеют.

— Только если вы не горячий профессор литературы из Англии, — театральным шепотом вставляет Пит.

— Тогда вы можете называть меня как хотите, — заканчивает Клаудия.

Майка думает, что надо бы подкинуть ей идею постройки обогревателя, работающего на энергии закатываемых глаз.

* * *

Арти узнает из обновления информации в личном файле Майки. Он улыбается в бороду и потирает нос.

* * *

Она все еще не сказала ЭйчДжи, но та, вне всяких сомнений, уже знает ее имя, пусть и не использует его в разговоре, точно дожидаясь официального разрешения.

* * *

Она выходит из офиса на седьмом этаже, когда Клаудия командует пуститься в погоню за подозреваемым. Единственный логичный выход — это спрыгнуть с тросом вниз между лестничных пролетов, потому что только так у нее остаются хоть какие-то шансы. Она пролетает мимо Пита, мимо выбежавшей на лестничную площадку ЭйчДжи и приземляется тихо, как кошка. Мужчина возраста Арти оглядывается, а потом ныряет в дверь выхода на парковку. Майка бежит за ним — и натыкается на направленный на нее пистолет. Прежде чем в ее голове формулируется хоть какой-то план, тело действует по-своему: она делает шаг вперед, второй, и тут мужчина стреляет. Как в замедленной съемке она видит его удаляющуюся спину, а потом ее встречает земля и мерцающие под потолком лампы. Удар вышибает воздух из ее легких, и выдох превращается в слабый стон. Несколько секунд спустя она слышит, как рядом с ней кто-то опускается на землю. Больно. Перед глазами пляшут солнечные лучики, и то, что она зажимает рану руками, совершенно не помогает.

— Не смей терять сознание, Беринг, оставайся со мной, ну же, — ЭйчДжи.

Ее руки танцуют над телом Майки, и она бы предпочла, чтобы это происходило в другой обстановке, но дареному коню... Больно.

Грохот распахнутой двери, и она видит абсолютно белое лицо Пита, его сжатые кулаки и сузившиеся в ярости глаза. Майка выдыхает. Пит достанет этого ублюдка из-под земли.

Больно.

Она дает Питу указания и, когда он убегает, переводит взгляд на ЭйчДжи. По щекам той катятся слезы, и это так странно и непривычно, что Майка хмурится, сжимает руку ЭйчДжи в своей, обещает какую-то очевидную глупость и наконец позволяет себе потерять сознание, зная, что она в безопасности.



[шесть; ЭйчДжи и Майка]

Майка парит где-то под небесами, и за это стоит благодарить обезболивающие. Мир немного расплывается по краям ее поля зрения, и она никак не может сфокусироваться на чем-то одном. Над головой жужжит кондиционер. На ее губах танцует легкая улыбка — ей хорошо, ей тепло, тупая ноющая боль в боку практически сошла на нет.

Хелена сидит на стуле рядом с ее кроватью, держа Майку за руку. Большой палец ее руки чертит круги на обратной стороне ладони Майки; сама Хелена не отводит взгляда от лица Майки, сохраняя в памяти каждую черту, каждую линию.

Руки Хелены пахнут мылом из местной ванной комнаты.

Майка поворачивается к ней, долго изучает ее лицо, и широко улыбается:

— Ты красивая.

— Спасибо, дорогая, — вздыхает Хелена.

— Очень, — серьезно добавляет Майка, — очень-преочень.

— Я верю тебе, — улыбается Хелена, — спи.

Майка хмурится.

— Пообещай мне, что будешь здесь.

— Обещаю, Майка.

— ЭйчД... — Язык Майки повинуется ей слишком плохо, чтобы она смогла произнести такую сложную фонетическую конструкцию, но она упорно пытается. — Эйч... Э...

— Шшш, — ЭйчДжи прижимает палец к ее губам. — Не надо. Мое имя — Хелена, может быть, его тебе будет сказать легче?

— Хе-е-лена, — протягивает Майка. — Хелена. А я Майка.

— А ты Майка, — соглашается Хелена, и Майка хмурится, потому что глаза этой красивой женщины странно блестят, но у нее нет сил, чтобы поднять руку, и...

Последнее, что запоминает Майка перед тем, как сон поглощает ее — это мягкие губы, прижимающиеся к внутренней стороне ее запястья, туда, где бьется пульс.



[эпилог]

Практически единственное устойчивое состояние сложной системы — это баланс, каким бы шатким он ни был. Баланс, впрочем, не означает, что элементы системы должны быть заморожены; верно как раз обратное — если дать подсистемам внутри основной развиваться своим чередом, в конце вполне может выйти что-то хорошее.

@темы: 2016/17, Warehouse 13, фанфикшн

URL
Комментарии
2016-12-28 в 23:05 

Капитанова Надежда
Who lives, who dies, who tells your story?
кроссовер с левереджем! кроссовер с левереджем, чтоб тебя!
но как отлично они все вписались, я даже не ожидала)
И-и-и одариваемый угадывает автора через три, два, один...
еще раньше, на самом деле:gigi:
спасибо, солнце :bigkiss:

2016-12-29 в 00:19 

Застрели меня тапочкой, милая
KISS (keep it simple, stupid!)
:heart:
А я ведь пыталась уйти спать, а не вот это вот всё.

2016-12-29 в 20:48 

Капитанова Надежда,
автор вынужден признать, что команда хранилища идеально ложится на леверейдж. :hash2: в кадре не хватает только Стива, Лины и миссис Ф (и Эбигейл, что уж там), но кто знает, вдруг будет вторая часть?
в любом случае, автор рад, что он не зря посмотрел пилот леверейджа дважды и едва уговорил себя не продолжать прямщас, а дождаться выходных. с новым годом. :heart:

Застрели меня тапочкой, милая,
важность сна переоценена, особенно когда речь идет о пейринге Беринг/Уэллс ;-)
спасибо!

URL
2016-12-30 в 10:39 

Kaellig || маленький злобный карлик
Спасибо за фик по ОТП))

2017-01-01 в 09:41 

H.G. Wells,
пожалуйста! :plankton:

URL
2017-01-01 в 21:15 

pesochinck
ШИКАРНО!!!! Майка такая непривычно таинственная♡♡♡ и команда прекрасно описана!

2017-01-01 в 21:27 

pesochinck,
ох, автор очень рад, что вам понравилось! спасибо за отзыв!

URL
2017-01-08 в 10:09 

Норик
Если хочешь прикоснуться к прекрасному, можешь потрогать меня.
Ох, какая шикарная история по любимой ОТПшки! :shy:
Спасибо дорогой автор за возможность вновь окунуться в атмосферу сериала.

   

Femslash Secret Santa 2017

главная