Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
10:21 

Хочешь

Femslash Secret Santa
Название: Хочешь
Автор: Secret Santa
Бета: Secret Santa
Форма работы: фанфик
Фандом: Teen Wolf
Пейринг: Лидия Мартин/Эллисон Арджент
Рейтинг: PG-13
Жанр: романс с лёгким привкусом ангста
Размер: 1230 слов
Саммари: Она смотрит на Эллисон и молчит, внимательно, вопросительно. Не обрекает на неведение, не обязывает знанием. Даёт право выбора. Ты правда хочешь знать? Ты уверена, что готова?
Предупреждения: лёгкое AU по отношению к некоторым моментам сериала, формальный таймлайн третьего сезона, возможный ООС
Примечание: написано на Femslash Secret Santa 2013/14 в подарок Маршалл Ли

Хочешь сладких апельсинов
Хочешь в слух рассказов длинных
Хочешь я взорву все звезды
Что мешают спать
(Земфира - Хочешь)


Эллисон – человек-секта. Человек-зависимость. Человек-я-без-тебя-не-могу. И это единственное приличное объяснение тому, что привыкшая к всеобщему обожанию и официально не верящая в женскую дружбу Лидия на пятой минуте знакомства объявляет: «Ты моя новая лучшая подруга», – и сердце её непривычно ухает вниз в ожидании ответа. Бросить ради неё дом, покинуть город или даже страну, перезаряжать пистолеты, собирать выпущенные стрелы, умирать за – что может быть естественнее? Лидии пока даётся немногое: пойти за ней в пугающий до мурашек лес, подержать в беспомощной охапке смертельно опасное оружие, прикрыть перед суровым отцом, если ночью нужно сбежать из дома. Её не просят о большем, и она малодушно этому рада, подозревая в себе неспособность ответить отказом. Нет ничего невозможного, ничего немыслимого, ничего невоплотимого, если только ей вздумается попросить. Если только она захочет. Лидия по-прежнему считает, что творить себе кумиров – глупо, и потому фанатизмом здесь и не пахнет. Это какая-то особенная, ни на что не похожая форма преданности. И только.

В этой истории у Лидии есть лишь одно железное правило – Эллисон не должна знать. И она не знает.
_____

– Я тебе что, монашка? – спрашивает Лидия сердито и прижимается сильнее. – Трахни меня уже, будь человеком.
– Человеком – не могу, – смеётся Эйдан, – а трахнуть – всегда пожалуйста.

Лидии в её восемнадцать вполне хватает жизненного опыта, чтобы знать – хороший секс не панацея, но он отлично снимает напряжение и отвлекает. Двадцать минут в подсобке с симпатичным оборотнем, и весь оставшийся день можно быть едкой, уверенной в себе и неотразимой, и не смотреть на Эллисон взглядом, в котором можно прочесть что-то большее, чем дружескую симпатию и привязанность. Щенячьи взгляды – удел МакКолла и Лейхи.

– Ну, так не тормози, – дважды его просить не приходится.
______

– Я верю тебе, – говорит Эллисон так просто, будто это нечто само собой разумеющееся. – После всего, что мы пережили, я, конечно, тебе верю.
Лидии кажется, будто прежде её сжимали в горсти, а теперь разжали пальцы. Ей по-прежнему страшно, и непонятно, и чертовски хочется оказаться дома. Но только теперь всё легко. Сколько бы бесплотных голосов ни звучало в её голове, пугая и путая, важен только один. Потому что Эллисон берёт её за руку, обещая доверие. Обещая своё присутствие рядом. Они через столькое прошли вместе – ночь в суицидальном мотеле не может ничего изменить.
Или может.

Лидия кричит и бешеным рывком бросается вперёд, роняя Эллисон на асфальт, закрывая её собой, чувствуя, как за спиной взвивается огненная волна. И ещё какое-то время она лежит неподвижно, сжимая чужие запястья, уткнувшись носом в мягкие волосы, не открывая глаз – мучительно прокручивая на изнанке век то страшное, что чуть не случилось.

– Эй, – изумлённо выдыхает Эллисон, – кажется, ты мне жизнь спасла.

Лидия думает, это самое малое, на что она способна.

– Да, – говорит она, поднимаясь, оправляя юбку и недовольно морща нос на поцарапанную коленку, – на твоём месте я бы ещё поработала над быстротой реакции, если хочешь стать Охотницей. Пока не слишком впечатляет, знаешь ли.

Эллисон фыркает и раскидывает руки, не торопясь вставать.
______

Лидия не прячет следы удавки на горле не только для того, чтобы напоминать себе и другим, что ей удалось выжить. Есть кое-что ещё, что так велик соблазн забыть, но никак нельзя себе позволить. Мерзкая тварь, которую по старой памяти так и хочется назвать Мисс Блейк, сказала что-то странное о ней, перед тем, как сдавить горло. Снова. Что-то пугающее. Что-то, навязчиво пахнущее новыми неприятностями. Как будто ей мало старых, в самом деле.

– В Варкрафте баньши могут атаковать звуковыми волнами и вселяться в чужие тела, – Стайлз с любопытством вглядывается в её лицо, будто видит впервые и вправду ожидает, что она сейчас вытворит нечто подобное.
– Кажется, в Гарри Поттере говорили, что баньши – это ведьмы, которые громко кричат, – вспоминает Скотт. – Ну, знаешь, реально громко. Так, что можно и умереть от этого звука.
– А вот это похоже на правду, – хмыкает Стайлз.
– Я не ведьма, – голос Лидии звучит резче, чем ей хотелось бы. – И баньши – это скорее дух, призрак…
– Но ты и не дух, – Эллисон улыбается и тянет руку к её лицу – огладить щёку, прикипев секундно пальцами, заправить рыжую прядь за ухо. – Слишком живая, чтобы быть духом. Мы разберёмся, что это значит, обязательно. Я могу спросить у папы, он должен знать…
– Спасибо, вот уж спасибо, – Лидия улыбается ласково, как только может, и цедит слова тихо, но отчётливо, – буду бесконечно счастлива узнать, что на тварей вроде меня ваша семья тоже ведёт охоту. Можешь заодно передать мистеру Ардженту, что со мной не будет много хлопот. На каблуках я далеко не убегу, и если только мои крики не прикончат его, как предсказывает МакКолл, я стану самой лёгкой добычей за всю историю вашего рода.

Лидия чувствует, что смертельно устала. Лидии чудовищно хочется закричать. Не тем животным воплем, что рождается где-то в глубине, помимо её воли, с которым она пока не умеет совладать, который делает её «чем-то». Нет, обычным девчоночьим, захлёбывающимся визгом. От тотальной и беспросветной невыносимости бытия. От кипящей внутри неё нежности, поднимающейся бурлящим потоком к горлу. От того, как прикасается к ней Эллисон. От того, как она ничего не понимает.

Лидия разворачивается, не дожидаясь ответа, и уходит – подбородок выше, спину прямо, давай, девочка, чекань шаги от той, что могла бы тебе помочь, если бы ты только умела эту помощь принять. Уходит, чувствуя спиной недоумение и обиду. Отчаянно желая, чтобы этим всё кончилось. Зная, что не кончится. Не стоило предлагать дружбу, если хотела совсем другого. Когда врёшь самой себе – ничего хорошего из этого, как правило, не выходит.
______

Эллисон, конечно же, находит её в женском туалете. В этом вся беда с девочками – от них решительно негде прятаться.

– Ну, – говорит она, скрещивая руки на груди и прислоняясь к кафельной холодной стене, – слушаю.
– Ну, – эхом откликается Лидия, – психанула. С кем не бывает.
– Папа тебя не тронет, – фуражка Капитана Очевидности вполне зримо материализуется у Эллисон на макушке, – всё будет хорошо.

Лидия пожимает плечами – ещё не хватало на это отвечать.

– Я знаю, – продолжает Эллисон, – всё это глупо звучит. Но я не за тем тебя искала. Тебе действительно нечего мне больше сказать?

Лидия лучше, чем кто-либо ещё в этом мире, представляет, каково не быть в курсе чего-то действительно важного. Например, что твой парень время от времени превращается в ящерицу-убийцу. Или, что твоя лучшая подруга в тебя влюблена. И она представляет, каково знать то, без чего жилось бы куда проще. Например, что ты своими воплями не только будишь весь дом, но и предвещаешь смерть. Или, что твоя лучшая подруга в тебя влюблена.

Она смотрит на Эллисон и молчит, внимательно, вопросительно. Не обрекает на неведение, не обязывает знанием. Даёт право выбора. Ты правда хочешь знать? Ты уверена, что готова?

Эллисон понимает. Эта пауза не для Лидии – для неё. И она кивает благодарно, и замирает-задумывается, и качает головой. Давай пока промолчим. Давай подождём. Давай? Она выходит из туалета, и мир не рушится.

Лидия к этому готова.

– Я люблю тебя не как друга, – неловкие, бессмысленные слова не желают звучать, падают тяжело и жалко, как криво сложенные бумажные самолётики. – Не только как друга. Я люблю тебя. Я…

Она впивается пальцами в края раковины и смотрит-смотрит-смотрит в глаза своему отражению.

– Я тебя ненавижу?
______

– К тебе пришли! – кричит мама с первого этажа, и Лидия поворачивает ключ в замке своей комнаты. Сворачивается клубочком на кровати. Ждёт.

Шаги по коридору приближаются, кто-то с той стороны дёргает дверную ручку, сначала слабо – потом сильнее. Лидия замирает.

– Ты знаешь, – говорит Эллисон и тихонько скребётся в дверь, – я много читала и выяснила, что, по некоторым преданиям, баньши – это прекрасная дева с волосами цвета мёда, которая разгуливает по лесу босиком и много плачет. Думаю, с этим мы сможем справиться. Я – точно смогу.

– Если бы ты захотела, я поехала бы за тобой на край света и перезаряжала твои пистолеты, – отвечает Лидия невпопад и открывает дверь.

Эллисон смеётся.

@темы: фанфикшн, Teen Wolf, 2013/14

URL
Комментарии
2013-12-26 в 11:58 

Ms Cheshire
Only Straight I Am Is Straight-up Bitch ©
а принято сначала ждать комментарий от того, кому подарок адресован? потому что я не могу молчать, когда тут такое awwwwwww :inlove:
это скорее юст, но такой очень правильный. и мысли Лидии, самокопание, её выводы с ноткой самоиронии над собой...
чертовски прониклась её чувствами к Эллисон, и на самом деле как-то так и вижу эту пару...
а в Mass Effect 3, кстати, Баньши - кричащие жнецы, сделанные из Азари... но это так, к слову)))
спасибо прекрасному дарителю, который написал этот чудесный подарок (жаль не мне)!!! :squeeze:

2013-12-26 в 18:44 

Маршалл Ли
yesterday I died;
:weep3:

2013-12-26 в 18:44 

Маршалл Ли
yesterday I died;
автору, ну, вы вообще тттттттт

2013-12-26 в 18:44 

Маршалл Ли
yesterday I died;
Эллисон – человек-секта. Человек-зависимость. Человек-я-без-тебя-не-могу.

Это какая-то особенная, ни на что не похожая форма преданности. И только.

– Я верю тебе, – говорит Эллисон так просто, будто это нечто само собой разумеющееся. – После всего, что мы пережили, я, конечно, тебе верю.

Эллисон фыркает и раскидывает руки, не торопясь вставать.

От кипящей внутри неё нежности, поднимающейся бурлящим потоком к горлу. От того, как прикасается к ней Эллисон. От того, как она ничего не понимает.

подбородок выше, спину прямо, давай, девочка, чекань шаги от той, что могла бы тебе помочь, если бы ты только умела эту помощь принять.

– Ну, – говорит она, скрещивая руки на груди и прислоняясь к кафельной холодной стене, – слушаю.
– Ну, – эхом откликается Лидия, – психанула. С кем не бывает.
– Папа тебя не тронет, – фуражка Капитана Очевидности вполне зримо материализуется у Эллисон на макушке, – всё будет хорошо.


Давай пока промолчим. Давай подождём. Давай? Она выходит из туалета, и мир не рушится.

– Ты знаешь, – говорит Эллисон и тихонько скребётся в дверь, – я много читала и выяснила, что, по некоторым преданиям, баньши – это прекрасная дева с волосами цвета мёда, которая разгуливает по лесу босиком и много плачет. Думаю, с этим мы сможем справиться. Я – точно смогу.

– Если бы ты захотела, я поехала бы за тобой на край света и перезаряжала твои пистолеты, – отвечает Лидия невпопад и открывает дверь.

Эллисон смеётся.



2013-12-26 в 18:47 

Маршалл Ли
yesterday I died;
у вас прекрасный стиль; текст читался на одном дыхании; все к месту, все плавно и не резко — нет скачков или моментов-без-обоснуя. я очень рада, что вы не писали полное ау, а взяли таймлайн :зз баньши!лидия ♡ такая эллисон ♡ эйдан, скотт и стайлз ♡ в итоге вы заставили меня засопливить и улыбнуться от счастья. огромнейшее спасибо т u т ♡

2013-12-27 в 00:50 

Восьмая дочь
Doing the right thing isn't always the right thing to do.
У меня сейчас не самые лучшие отношения с этим пейрингом, но фанфик именно в таком формате и именно так - прошел на "ура", особенно приглянулось, что прочие персонажи не стали фоном, а сохранили свои характеры, это, особенно в рамках небольших текстов, просто очень ценно :)

   

Femslash Secret Santa 2017

главная